От церковности начального образования к церковно-приходским школам: парадигмальный поворот

В журнале Пензенской духовной семинарии «Нива Господня» опубликована статья игумена Виталия (Уткина), которую мы предлагаем вашему вниманию. Аннотация и научный аппарат статьи размещены в библиотеке elibrary.ru (см. список публикаций игумена Виталия в этой библиотеке). Предлагаем статью вашему вниманию.

Игумен Виталий (Уткин Игорь Николаевич) — секретарь Архиерейского совета Ивановской митрополии, секретарь Ученого совета Иваново-Вознесенской духовной семинарии, руководитель Миссионерского отдела Иваново-Вознесенской епархии, аспирант Общецерковной аспирантуры и докторантуры им. свв. равноаппп. Кирилла и Мефодия
Abbot Vitaly (Utkin Igor Nikolayevich) — secretary of the Council of Bishops of the Ivanovo Metropolia, secretary of the Academic Council of the Ivanovo-Voznesensk Theological Seminary, head of the Missionary Department of the Ivanovo-Voznesensk Diocese, post-graduate student of the SS Cyril and Methodius Theological Institute of Post-Graduate Studies

Иваново-Вознесенская духовная семинария
Ivanovo-Voznesensk Theological Seminary

ОТ ЦЕРКОВНОСТИ НАЧАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ К ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКИМ ШКОЛАМ: ПАРАДИГМАЛЬНЫЙ ПОВОРОТ
FROM CHURCH-ORIENTED PRIMARY EDUCATION TO PAROCHIAL SCHOOLS: A PARADIGMAL TURN

Аннотация: Статья посвящена смене парадигмы в развитии сельской начальной школы в России в XIX столетии. Автор говорит о самобытности православной русской педагогической традиции. В статье утверждается изначальная церковность народного образования. Описывается период, когда священнослужители были народными учителями. Рассказывается о вытеснении духовенства из школы. Церковно-приходские школы описываются в рамках перехода к светской системе народного образования. Перечисляются миссионерские вызовы, вставшие перед новыми церковно-приходскими школами. Постулируется возможность их изучения на основе миссионерских журналов, в частности «Миссионерского сборника»
Abstract: Considered is the paradigm shift in the development of rural primary education in Russia in the XIX century. The unique nature of the Orthodox Russian pedagogical tradition and the original link between the Church and public education are emphasized. It is shown how the clergy, which previously had been teaching in public schools, were displaced from their positions. Parochial schools are described in the framework of the transition to secular public education. Detailed are the missionary challenges facing new parochial schools: it is demonstrated how they can be studied based upon missionary magazines, Missionary Digest in particular.
Ключевые слова: образование, парадигма, школа, традиция, церковь, учителя, духовенство, миссионерская деятельность, секты, журнал «Миссионерский сборник»
Keywords: education, paradigm, school, tradition, church, teachers, clergy, missionary work, sects, Missionary Digest magazine.

Начальное образование в России на протяжении многих столетий было, в первую очередь, средством передачи православной традиции.
Функциональная грамотность формировалась через церковные книги, ее служение утилитарным целям было вторично. На первом месте стояла возможность читать и петь на клиросе или исполнять дома суточный круг богослужения.
В середине XIX столетия традиционалистская парадигма развития народного образования осмысливается писателями-славянофилами. По мнению Юрия Федоровича Самарина, в его основе лежат представления о добре и зле, отношении человека к Богу. С точки зрения этого мыслителя, процесс образования вырастает из народной веры и похож на развитие растения из зерна. Даже во взрослом состоянии такое растение являет собой целостность, живое сочувствие всех его членов. [7, с. 400 — 405]
Такой органический саморост целостного знания веками не был в целом связан с формальной школьной сетью.
Об этом, свидетельствуют, например, поразительные статистические данные 30-60-х годов XIX столетия по грамотности рекрутов из тех местностей, в которых никаких официальных школ не было.
По сведениям «Журнала министерства народного просвещения», в Яриловой волости Пошехонского уезда на протяжении дореформенного тридцатилетия такая грамотность составляла 40%. Волость считалась «средней степени» образованности. В иных местах уровень грамотности доходил до 2/3, в некоторых селениях вовсе не было неграмотных. В Угличе в 1858-1861 годах было 257 грамотных призывников из 283-х. [12, с. 173 — 174]
Начальное образование на селе давалось, в первую очередь, так называемыми «мастерами». Чаще всего это были местные причетники, реже – отставные солдаты и т.д. Образование оказывалось процессом самого живого, непосредственного общения с наставником, как правило, через вовлечение учащихся в чтение и пение на клиросе. Фактически, такая церковность была органичным выражением жизни приходской общины.
Одним из известных собеседников и корреспондентов святителя Феофана (Говорова), будущего Затворника был создатель крестьянских школ, православный подвижник Иов Иванович Шумов из села Непотягово Суздальского уезда.
На протяжении всей жизни он с молитвенной благодарностью вспоминал своего учителя – добродушного причетника Евграфа Ивановича. Этот бобыль-лапотник летними вечерами открывал окна своей избы и играл на скрипке, а местные крестьянские ребятишки целыми стайками обступали дом скрипача и слушали его, «затаив дыхание». [1, с. 11 — 13]
Сам И.И.Шумов, будущий талантливый педагог, сформировался благодаря «неопустительному хождению за каждую церковную службу и пристрастие к чтению священных книг». [1, с. 15]
В конце XVIII столетия в селе Васильевское Шуйского уезда существовал кружок под руководством крепостного крестьянина Ивана Прихудалова. Члены кружка вели активную переписку ни много, ни мало с преподобным Паисием Величковским. [8, с. 280 — 281] Преподобный Паисий не только отвечал письменно этим крестьянам, но и посылал к ним, за много тысяч верст, своих нямецких монахов. [9] ; [8, с. 281]
Упомянутый Иван Прихудалов, крепостной графов Шереметевых, сельский житель, имел возможность всё свое время посещать молитве, чтению Священного Писания и святоотеческих творений. Его сын, впоследствии иеросхимонах Нил, являлся возродителем Нило-Сорского монастыря и был тесно связан с Русским Свято-Пантелеимоновым монастырем на Святой Горе Афон. [8, с. 316- 317]; [5]
Создание государственных сельских начальных школ в первой половине XIX первоначально мало затронуло глубинную органичную церковность народного образования. По большей части функции учителей в них выполняли священнослужители, либо выпускники духовных семинарий. [4, с. 2]
В 1836 году Святейший Синод утвердил «Правила для первоначального обучения поселянских, в том числе и раскольнических детей», по которым стали открываться домашние школы, руководимые духовенством. [4, с. 2]
С 1838 года начался крупный эксперимент в селениях государственных крестьян, находившихся в введении Министерства государственных имуществ. В них на массовой основе открывались народные школы, учителями в которых были священнослужители. [4, с. 2] Использование священников в таком качестве было совершенно естественно. На селе священнослужитель оказывался органичным народным просветителем, ведь в духовных учебных заведениях он получал совершенно избыточное для своего служения качественное гуманитарное образование. [3]
Многие школы в селениях государственных крестьян успешно просуществовали четверть века вплоть до земской реформы, а их учителя-священники приобрели огромный педагогический опыт.
Сразу после отмены крепостного права Церковь начинает процесс массового создания школ в селениях бывших крепостных, а теперь «временнообязанных» крестьян.
С августа 1859 года, в Русской Церкви развернулось широкое движение за открытие новых приходских школ. В сентябре того же года Святейший Синод издал указ «О заведении училищ при церквях для крестьянских детей». [3]
Сразу после отмены крепостного права в епархиях стали открываться буквально сотни школ. Например, в Рязанской епархии только за сентябрь 1861 года архиепископом Смарагдом (Крыжановским) было открыто 93 новые сельские школы. [3] Учителями в них были священнослужители. К апрелю 1862 года в Рязанской епархии насчитывалось уже 805 церковных начальных школ. [3]
В итоге многолетнего развития школ в селениях государственных крестьян и бурного роста церковной школьной сети в селениях «временнообязанных» крестьян сложилась уникальная ситуация. Руководимая духовенством новая школа была способна задать парадигму развития начального народного образования в России на много десятилетий вперед.
Массовая крестьянская школа могла органично продолжить традиции русских «мастеров», не разрывая с церковностью. Однако этот процесс был насильственно прерван дворянством и чиновниками. Они опасались, что священнослужителя станут реальными лидерами крестьянских общин и подорвут доминирующее положение помещиков на селе.
Еще в 1859 году в Рязанском губернском комитете по крестьянским делам был подготовлен проект, где такие опасения высказывались вполне серьезно. [10, с. 341]
Сразу после отмены крепостного права в либеральной печати проводилась активная компания за выдавливание «попов из школы»: «Там учат попы, попадьи и старые поповские девы, дьяконы, дьячки и дьячихи, учат по старинной методе: аз, буки». [3]
Известный исследователь реформ 60-х годов XIX столетия С.В.Римский констатировал, что Церковь в итоге борьбу за школу проиграла. [11, с. 446 — 447] Она оказалась не в состоянии отстоять свое лидерство в народном образовании перед лицом тандема дворянской бюрократии и дворянско-разночинного либерализма.
Орудием убийства создававшейся на протяжении многих десятков лет церковной крестьянской школы стала земская реформа. Школы всех типов перешли в ведение земств. А они отказались выделять деньги на школы, руководимые «попами», ссылаясь на недостатки средств. [3]
Сельские школы стали закрываться в массовом порядке. Более того, трагичной оказалась судьба и некоторых их педагогов. Из числа преподавателей был изгнан, например, упоминавшийся выше крестьянский народный самородок Иов Иванович Шумов. Его школу закрыли земские деятели под предлогом «устаревшей методы» обучения. А ведь в этой школе за 12 лет ее существования обучились грамоте более сотни крестьянских ребятишек. [1, с. 38 — 39] Иов Иванович покинул родное Непотягово, отправился в Оптину пустынь, где буквально через неделю после прибытия скончался. [1, с. 70]
Лишь спустя целое десятилетие земцы начинают создавать свои школы. Вместо священнослужителей, долгие годы обучавшихся в духовных училищах и семинариях, они набирают в качестве будущих учителей крестьянских 15-летних мальчишек, едва умеющих читать и писать. Для их подготовки создаются специальные учительские семинарии.
В 1875-1876 годах вокруг такого учебного заведения в Рязани – Александровской земской учительской семинарии возник грандиозный скандал. Выяснилось, что в ней не предусматривалось ни дисциплины, ни классных журналов. Зато будущие педагоги не вылезали из кабаков, а на занятиях их пичкали идеями вульгарных материалистов Фогта и Молешотта, считавших, будто мозг вырабатывает мысли так же, как печень – желчь. [3]
Создававшиеся десятилетиями единое церковное пространство народной школы было разрушено, полностью изменилась парадигма народного образования. Теперь оно было нацелено на функциональную грамотность и в целом оторвалось от многовековой православной традиции.
В том же 1866 году обер-прокурор Святейшего Синода граф Д.А.Толстой впервые ввел в употребление новый термин – «церковно-приходская школа». [3] Под ним теперь понимался только небольшой сегмент начальных школ, оставшихся в зоне ответственности Церкви. И в этом принципиальное отличие вновь возникшей ситуации в сельском образовательном пространстве от предыдущего периода.
Произошла коренная смена образовательной парадигмы. Под такими парадигмами современный исследователь Д.В.Шмонин понимает «наиболее крупные формы педагогической теории и педагогического опыта». [13, с. 42]
Он связывает их с определенными эпохами социальной истории и мировоззренческими позициями, которые этим эпохам соответствуют. [13, с. 42]
По сути, речь идет о смене или даже сломе самовоспроизведения с помощью школы русской культурной традиции.
Раньше школа рассматривалась как церковный проект, теперь церковное начало занимало в ней определенный сегмент – в виде Закона Божия в земских и министерских школах, чуть шире – в новых церковно-приходских школах.
Между тем, на глазах начиналось расцерковление сельского населения. Например, еще во времена детства Иова Ивановича Шумова, в первой четверти XIX века, крестьяне считали за счастье бесплатно участвовать в клиросном пении. Во времена написания книги об этом подвижнике, в последней четверти того же столетия о такой, давно ушедшей в прошлое, черте поселян уже вспоминали с ностальгией. [1, с. 14]
Постепенно разворачивающаяся с 1884 года широкая сеть новых церковно-приходских школ оказалась в очевидной миссионерской ситуации.
С одной стороны перед ними были дети расцерковляющихся сельских жителей, с другой – традиционные и для более раннего периода внешние и внутренние вызовы. Имеется в виду, в первую очередь, широкое распространение сектантства: как в виде беспоповских, внешних по отношению к Церкви объединений (федосеевцы, филипповцы, странники и т.д.) [6, с. 29 — 30], так и очень трудно различимых внутрицерковных сектанских групп (например, хлысты и скопцы). [6, с. 63-64, 68-69]
На миссионерские вызовы приходилось отвечать в условиях иной, светской парадигмы развития народного образования, где Церкви отводится лишь определенный сектор. Значимым источником для изучения этого процесса может служить миссионерская периодика. Особенно интересны в этом плане местные издания, например, издававшийся в Рязани в 1891 – 1918 годах журнал «Миссионерский сборник», уделявший роли школ в деле православной миссии значительное внимание.
Список литературы:
1. Бобров А.А.Крестьянин Иов Иванович Шумов и его просветительная деятельность в кругу своих поселян : (Биогр. очерк) / Сост. свящ. Алексий Бобров. 3-е изд. – М.: А.Д. Ступин, 1905. – 72 с.
2. Виталий (Уткин), игум. Как Церковь в XIX столетии создавала массовую народную школу, а либералы эту школу уничтожали // Былое. История и современность (История России и Православной Церкви. Вопросы мировоззрения). [Электронный ресурс]. 2013 – 2017. URL: http://history.pravorg.ru/2015/01/02/kak-cerkov-v-xix-stoletii-sozdavala-massovuyu-narodnuyu-shkolu-a-liberaly-etu-shkolu-unichtozhali/ (дата обращения: 31.08.2017).
3. Виталий (Уткин), игум., Витязев, Георгий, иерей, Витязева О.В. Как Церковь создавала систему народного образования в России // Былое. История и современность (История России и Православной Церкви. Вопросы мировоззрения). [Электронный ресурс]. 2013 – 2017. URL: http://history.pravorg.ru/2015/01/02/kak-cerkov-sozdavala-sistemu-narodnogo-obrazovaniya-v-rossii/ (дата обращения: 31.08.2017).
4. Виталий (Уткин), игум., Витязев, Георгий, иерей, Витязева О.В. Материалы к истории церковных народных школ Рязанской губернии // Былое. История и современность (История России и Православной Церкви. Вопросы мировоззрения). [Электронный ресурс]. 2013 – 2017. URL: http://history.pravorg.ru/2015/01/08/igumen-vitalij-utkin-ierej-georgij-vityazev-o-v-vityazeva-materialy-k-istorii-cerkovnyx-narodnyx-shkol-ryazanskoj-gubernii/ (дата обращения: 31.08.2017).
5. Виталий (Уткин). Троицкая Кривоезерская пустынь // Былое. История и современность (История России и Православной Церкви. Вопросы мировоззрения). [Электронный ресурс]. 2013 – 2017. URL: http://history.pravorg.ru/2015/01/01/troickaya-krivoezerskaya-pustyn/#more-1072 (дата обращения: 31.08.2017).
6. Воробьева М.В. Христианское разномыслие: Словарь. – СПб.: Изд-во С.-Петерб.ун-та, 2004. – 96 с.
7. Нольде Б.Э. Юрий Самарин и его время – М. : Эксмо : Алгоритм, 2003 – 542, [1] с.
8. Нилосорский иеросхимонах Нил и его сподвижники (Память 19 июля) // Жизнеописания отечественных подвижников благочестия 18 и 19 веков : (С портр.) : Июль. — [Репринт. изд.]. — Козельск : Введен. Оптина Пустынь, 1994. – 588,[4] с. – С. 279 – 379
9. Паисий (Величковский), преп. Послание жителям сел Васильевского и Палеха. Пер. и коммент. А.П.Власюка // Былое. История и современность (История России и Православной Церкви. Вопросы мировоззрения). [Электронный ресурс]. URL: http://history.pravorg.ru/2015/01/01/prepodobnyj-paisij-velichkovskij-poslanie-zhitelyam-sela-vasilevskogo-i-sela-palexi/ (дата обращения: 31.08.2017).
10. Повалишин А.Д. Рязанские помещики и их крепостные: Очерки из истории крепостного права в Рязанской губернии в XIX столетии/ Изд. Рязанской ученой архивной комиссии; Под ред. С. Яхонтова. – Рязань: Тип. Братства св. Василия, 1903. – 386, XXXVIII, 8 с.
11. Римский С.В. Российская церковь в эпоху великих реформ [Текст] : (церковные реформы в России 1860-1870-х гг..) – М. : Крутицкое патриаршее подворье : О-во любителей церковной истории, 1999. — 567, [1] с.
12. Сухомлинов М. Заметки об училищах и народном образовании в Ярославской губернии // Журнал Министерства народного просвещения. — 1863. – Часть CXVII – С. 173 – 174
13. Шмонин Д.В. О философии, богословии и образовании. – СПб.: Изд-во РХГА, 2016. – 207 с.